899171cb     

Соболев Леонид Сергеевич - Третье Поколение



Леонид Сергеевич Соболев
Третье поколение
(Из фронтовых записей)
I
В январе тысяча девятьсот сорокового года над Балтикой вновь прозвучали
слова, от которых веет славой девятнадцатого года, - "матросская рота".
Старая боевая слава балтийских матросов революции ожившей легендой встала
над страной - непоколебимая, непреклонная и гневная, какой она была в
незабываемые годы гражданской войны. Через двадцать лет третье поколение
балтийцев, подхватив героическую эстафету, подняло эту старую славу на новую
высоту, озарило ее новыми подвигами во имя революции, во имя Родины.
И если б могли встать из холодной балтийской воды отцы и братья наши,
моряки-балтийцы, погибшие здесь в лютой неравной борьбе с флотом и армиями
интервентов, и если б глянули они на наши корабли и самолеты, на наши
подлодки и береговые орудия, на нашу молодежь и на героев наших - "Эх, и
славное выросло племя! - сказали бы они. - Хорошие сыны повырастали!.." И
еще подивились бы они, как ходят подлодки наши сквозь лед и под лед, как
летают самолеты наши сквозь облака и над облаками, как стреляют орудия наши
сквозь броню и под броню*. И узнали б старики свой веселый боевой дух,
балтийский победный дух, могучий и неукротимый, - узнали б и в делах
Балтийского флота, и в шутках его моряков, и в стремительности атак, и в
беззаветности героизма, и в непреклонной воле к победе.
______________
* Буквально, ибо наши орудия порой стреляли под броню укреплений,
засыпая амбразуры дотов подброшенной взрывами землей, чтобы сделать их
"слепыми".
Это название - "матросская рота" - не вошло ни в приказы, ни в сводки.
Оно родилось само собой в заснеженных лесах на берегу Финского залива, где в
лютой стуже бок о бок с частями Красной Армии балтийские краснофлотцы
прогрызали линию Маннергейма. Как в дни гражданской войны, когда на призыв
Ленина Балтика мгновенно выставила первый экспедиционный отряд в десять
тысяч матросов, так и теперь Краснознаменный Балтийский флот послал на берег
своих бойцов, оказавшихся под угрозой "безработицы", поскольку Финский залив
замерз до самого Балтийского моря. Это была флотская молодежь, в огромном
большинстве своем комсомольцы - ученики флотских школ, едва начавшие службу,
артиллеристы береговой обороны, краснофлотцы с кораблей, скованных льдом,
краснофлотцы кронштадтских фортов, сделавших свое дело в первые дни войны и
потом силой событий очутившихся в глубоком тылу. "Матросской ротой" в этом
отряде прозвали лыжников-краснофлотцев.
Морозная ночь. Недвижно и таинственно стоит густая чаща высоких елей, и
лишь по тому, как она обрывается, будто срезанная ножом, понятно, что здесь
берег окончился и начался лед. Берег и лед неразличимо завалены глубоким, по
пояс, снегом, и белая его пелена уходит в бесконечность, в белесую неверную
мглу ущербной луны. В таинственном этом мерцании бесшумно и быстро
проносятся белые тени. Они похожи на привидения, и только по жаркому
дыханию, слышному, когда тени эти проходят вплотную мимо тебя, угадываешь
под белыми халатами молодые разгоряченные тела.
Это "матросская рота" пошла на лед. Куда? Может быть, в обход на
десятки километров, в тыл островной белофинской батарее; может быть, в
смелый рейд по глубоким тылам; может быть, в разведку в такие же густые
таинственные леса, где стреляет каждое дерево и взрывается каждый пень;
может быть, в дерзкую лобовую атаку прибрежных укреплений... Везде побывали
наши балтийские лыжники, и везде наносили они врагу чувствительные удары.
"Матро



Содержание раздела