899171cb     

Соболев Леонид Сергеевич - Крошка



Леонид Сергеевич Соболев
Крошка
Когда в отряд прибыло пополнение в шесть лошадей, присланных из
Кронштадтского порта, капитан Розе окончательно расстроился.
Три месяца назад, при формировании этого балтийского берегового отряда,
капитан Розе, читавший в Школе оружия курс двигателей внутреннего сгорания,
никак не мог предполагать, что превратится из техника в хозяйственника. Пока
он занимался автотранспортом - все было привычно и понятно. Но когда пришли
на фронт и отряд продолжал расти, когда завернули эти необыкновенные морозы
и целый подземный городок вырос в заснеженном лесу - как-то само собой
получилось, что именно на капитана Розе свалились все хозяйственные заботы.
Командир отряда, бывший балтийский матрос, в свое время повоевавший "на
сухом пути" - под Царицыном и под Перекопом, - все чаще и чаще поручал ему
разные снабженческие дела и, наконец, однажды вечером вызвал его в землянку
и жестоко распушил за невкусный борщ. Капитан Розе изумился, но, решив, что
комбригу виднее, кто за что должен отвечать, побежал к походным кухням и
тотчас собрал коков на совет: что делать, чтобы картошка не мерзла и не
гадила борща? И когда в очередном приказе было уже прямо сказано:
"Начальнику тыла капитану Розе обеспечить..." - капитан философски решил,
что кому-нибудь в отряде надо же быть этим начальником.
Но лошади вывели его из себя. Все-таки между автотранспортом и
картошкой была какая-то логическая связь: картошку привозили на его машинах
- значит, он должен был не только довезти эту картошку до лагеря, но, так
сказать, довести ее и до бойца, то есть сберечь от порчи, сварить и раздать,
для чего нужно было позаботиться и о дровах, и о соли, и о мастерстве коков.
Но лошади?!
Было ясное морозное утро. Из землянок тянулся легкий дымок, и снег,
нависший на ветвях, таял и капал, сразу же превращаясь в лед. У гаража,
образованного парусиновым обвесом меж елей, стояли возле машин шесть
загадочных существ, заиндевевших и мохнатых.
- Нет, вы подумайте, так на мою голову еще и лошади! - восклицал
капитан Розе. - Ну что мне лошади и что я им? Может быть, кто-нибудь
покажет, куда в них наливать горючее? И где я построю им гараж? Они же
лопнут на этом проклятом морозе; это же не машины, чтобы из них выпускать на
ночь воду!..
Тут стоявший впереди огромный серый битюг вкусно фыркнул и ткнулся
носом в карман капитанского полушубка.
- Нет, вы посмотрите, оно уже хочет кушать! - в отчаянии воскликнул
капитан и, достав из кармана горбушку, протянул битюгу, который и зажевал ее
с видимым удовольствием. - Ну чем я буду тебя кормить, дорогая крошка?.. Вы
не знаете случайно, товарищ Андреев, они консервы кушают? Или, может быть,
как-нибудь проживут на одном хлебе?..
В шуточном отчаянии капитана сквозило, однако, серьезное беспокойство.
Лошади были голодные, усталые от долгого перехода по снегам, и, как ни
велико было отвращение техника к этому виду транспорта, надо было все же
немедленно "поставить их в человеческие условия", как выразился капитан
Розе. А для этого надо было найти людей, которые понимали бы толк в этих
чуждых флоту и технике существах. И когда в ответ на призыв капитана вперед
вышел комсомолец Савкин, один из лучших учеников в Школе оружия,
готовившийся стать штурманским электриком, капитан Розе облегченно вздохнул
и пошел с докладом к комбригу, не удержавшись, впрочем, от совета Савкину
обращаться с битюгом осторожно, "чтобы не устроить где-либо в нем короткого
замыкания..."
Комбриг лежал в с



Содержание раздела