899171cb     

Смирягин Андрей - Ищу Друзей



Андрей Смирягин
ИЩУ ДРУЗЕЙ
Здравствуй, дорогое радио и ведущий передачи "Ищу друзей"!
Давно хотел вам написать, да все не мог собраться с духом. Пишу я
вам потому, что я очень одинок. Никто не хочет со мной дружить.
Есть, правда, у меня один дружок, да и тот из наших, из
покойничков. Это мой сосед Вася. Он писатель. Раньше при жизни он
был социалистическим реалистом, но быстро спился. А как под землю
попал, так стал закоренелым почвенником.
Недавно он выпустил специальное руководство для переходных
времен "Как самому сделать гроб". В переходах с руками отрывают.
Передайте, пожалуйста, по радио для моего соседа Василия
"Похоронный марш" Шопена в исполнении оркестра Гостелерадио. Вася
его очень любит.
А вообще скучно у нас тут, дорогое радио, потому и
обращаюсь к вам. В свой выходной не знаешь куда и рухнуть. Вася
советует мне читать книжки. В основном свои, конечно. Ну, прочел
я одну, ну, две, ну, сколько же можно - не ребенок, наверное, уже!
Так потоскуешь, потоскуешь, да и потянет с горя свежей
кровушки попить. Вася вообще на алкашах специализируется. Того
и гляди, сопьется писатель по второму разу. Вечно около
ближайшего винного ошивается, ищет дураков сообразить на троих, а
по утрам ему еще желудочный сок подавай.
Совсем пропадает бедный кровопийца. Я его даже к врачу
водил. Дорогое радио, ну что у нас за врачи? Час Васю выстукивал,
выслушивал, мерил давление и исследовал трупные пятна, а потом
глубокомысленно заявляет: "Ну, батенька, вы себя и запустили!".
Иногда, правда, схохмишь что-нибудь, на душе и полегчает.
Помню, на прошлой неделе уже под вечер забрел к нам один
мужик. Я по пояс из могилки вылез. Он подошел, смотрит, смотрит -
ничего понять не может. А я и говорю: "Ну что, мужик, пялишься,
памятника ни разу не видел?" У него аж глаза сквозь очки
вывалились и волосы на голове, как лапки у сороконожки,
зашевелились.
Он естественно бежать, а там уже Вася его за ноги схватил и
в могилку тащит. Во ржачка! Да вы у него сами можете спросить,
как весело было, он теперь тут у нас недалеко лежит.
А вот еще намедни новенькая к нам поступила - самоубийца.
Совсем девчонка еще. Я ее спрашиваю: "Из-за каких таких жизненных
пустяков объестся снотворного изволили?" А она ревет и бормочет
всякую ересь про несчастную любовь. "Я ему говорю, что я его
люблю, а он говорит, что никогда не женится на мне, потому что я
страшненькая. Скажите,- еще пуще заревела она,- ну при чем здесь
любовь и то, что я страшненькая?!" "Ну конечно,- успокаиваю я
ее,- ни при чем. Он, наверное, нас еще с Васей не видел. Ну
ничего, это легко исправить. Пойдем,- говорю,- я тебе лучше
ручного крота покажу. Смешной - со смеху второй раз помрешь. Ты
ему только сначала червяков насобирай".
А Вася выразился еще проще, но по-писательски точно. "Что у
него,- сказал он,- яйца, что ли, из чистого золота, чтобы так
из-за него переживать? Ты, девочка, только намекни, мы его тотчас
тебе предоставим красивым-красивым, какими бывают только в
гробу".
Но девчонка ни в какую - потоп нам такой устроила! Говорит:
"Если вы его хоть пальцем тронете, я ваше кладбище по камушку
разнесу. Он сам должен прийти, я его знаю, он хоть и красивый, но
в душе такой добрый, что просто не может не прийти".
Ладно, ждем день, ждем второй, на третий смотрю, с новенькой
что-то неладное творится. Как-то уж слишком быстро когти расти
стали, клыки из-под губ повылазили и появилось зловещее
зеленоватое мерцание в глазах. Я говорю Василию: "Слышь, певец
ра



Содержание раздела